Почему абьюзеры делают то, что они делают, почему никогда не признают свою вину, почему…

Почему абьюзеры делают то, что они делают,

почему никогда не признают свою вину,

почему нельзя их за это обвинять

и как бороться с насилием так, чтобы это действительно работало.

Самое печальное в насилии — то, что оно существует и, судя по всему, в ближайшее время исчезать из человеческой культуры не собирается. В токсичные и абьюзивные отношения люди попадают с печальной регулярностью и в астрономических количествах.

Это очень грустно.

Есть и много других печальных вещей про абьюз — например, то, что несмотря на то, что виноват в нём исключительно сам абьюзер, только его жертва может что-то сделать, чтобы спасти себя. Причем единственный эффективный способ поведения — ровно противоположный тому, как обычно ведут себя жертвы.

Сегодня я хочу поговорить о самой фатальной ошибке, которую совершают все, кто пытается остановить насилие.

Причём эту ошибку совершают и жертвы, и спасатели, и сами агрессоры (да, они тоже порой пытаются измениться).

Люди неверно понимают саму природу насилия и психологию насильника.

Начнём сначала: с вопроса «почему они это делают»?

Почти любой мало-мальски толковый текст про насилие и абьюз сводится к банальному «потому что могут». Абьюзеры совершают абьюз, потому что у них есть доступ к тёплому живому телу, которое не успело убежать достаточно быстро и далеко.

Это правда.

Но этого объяснения недостаточно!

Потому что — ну вот что вы представили, читая предыдущий абзац? Этакое чудовище, капающее слюнями, с клыками, когтями, монстр, в общем. Каннибал, который закусывает людьми на завтрак и на обед, морда вся в крови и топор в руке.

Так вот — абьюзер НИКОГДА ТАК НЕ ВЫГЛЯДИТ.

Иногда в описаниях насилия рисуется другая картинка: уверенный в себе психопат, который играет людскими жизнями, бесчувственный, манипулятивный, порабощающий доверчивых жертв и разрушающий их жизни.

ТАК абьюзер ТОЖЕ НИКОГДА НЕ ВЫГЛЯДИТ.

Именно из-за таких картинок жертвы частенько и попадают в абьюзивные отношения: они просто не знают, на что смотреть, и пропускают шкурно важные маркеры в поведении своего партнёра.

Приготовьтесь, сейчас будет самая важная мысль всего текста!

Главный маркер абьюзера — ДЕФИЦИТ.

Абьюзер всегда испытывает острейшую нехватку жизненно важного, ему НАДО.

Это «надо» может сильно отличаться от человека к человеку.

Почти всегда в «надо» входит власть, желание управлять людьми. Абьюзеру надо, чтобы его слушали, чтобы с ним не спорили, чтобы его «понимали» (=соглашались с ним), чтобы близкие готовы были прийти на помощь, когда понадобится.

Но опять-таки — вы никогда не услышите от абьюзера «хочу власти».

Вот что вы услышите:

«Мне одиноко»

«Твои слова ранят меня»

«Все уроды»

«Я ужасно устал»

«Ненавижу свою работу»

«Когда же этот ребенок наконец угомонится?»

«У меня плохие отношения с семьёй»

«Почему ты меня не понимаешь?»

и так далее.

Вполне обыденные фразы, которые вы слышите от обычных людей почти каждый день. И вполне вероятно, сами время от времени произносите.

Кроме власти, абьюзеры часто страдают низкой самооценкой, нехваткой внимания со стороны противоположного пола, насилием в их сторону, нехваткой денег на жизненно важные нужды…

Да.

Абьюзер — не чудовище с окровавленной пастью и не обаятельный психопат.

Абьюзер — это мать-одиночка, которая устала ухаживать за своим капризным ребенком.

Абьюзер — это ваша мама, которую каждый день унижает начальница.

Абьюзер — это ваш друг, которого затравили на фикбуке.

Абьюзер — это ваш партнёр, который не нашёл дело своей жизни и работает в колл-центре.

Абьюзер — это ваш коллега, который исходит ядом на «этих стерв, которым только бабло и подавай».

Абьюзер — это ваш отец, который ненавидит вашу мать, но готов терпеть её ради бесплатной уборки и готовки.

Абьюзеры — это всегда самые обыкновенные люди, которых вы видите каждый день. Усталые, задолбанные, но близкие и любимые.

Обычные живые люди, безо всяких окровавленных пастей. Они умеют говорить комплименты, любить, испытывать нежность, они могут устроить чудесный отпуск или свидание. Вы видите, осязаете, чувствуете, что они, абьюзеры — живые люди. Вы испытываете к ним эмпатию и понимаете, что у них есть проблемы, и вы сочувствуете им.

И это — правда!

И вот тут всё осыпается.

У жертвы не получается совместить в голове картинку «вот так со мной делать нельзя» и «он же живой, ему же плохо».

Спасатели пытаются убедить жертв, что ну вот же, он же такое чудовище, посмотри что он творит, бросай его немедленно. Но жертвы не могут — потому что это не только чудовище, это ещё и близкий и любимый человек. Спасатели говорят, что всё это иллюзия, зависимость, и он тебя просто использует — но жертвы ЗНАЮТ, что НЕТ.

Сами абьюзеры же…

Давайте разберемся вот с каким вопросом: почему абьюзеры решают свои проблемы именно насилием?

В смысле, ну ведь всем же плохо живётся, всем не хватает денег, всем трудно справляться с эмоциями, все чувствуют одиночество, переживают из-за низкой самооценки и недостатка уважения.

Это разве достаточный повод, чтобы разрушать чужие жизни?

Наверняка даже среди читателей найдется немало людей в трудной жизненной ситуации — однако же ни в жизни не поднимавших ни на кого руку.

И вы не били никого! И не отнимали! И не унижали! Несмотря на все лишения.

Ответ такой: вы могли хоть как-то справиться со своими проблемами легитимными способами. Абьюзеры — нет.

Да, объективно могут существовать какие-то другие способы решения проблем, кроме насилия. Но сам абьюзер ни одного легитимного способа не видит. Либо просто не видит, либо они все дороже решения проблемы: например, да, можно не бить жену, но это придётся договариваться с ней тогда, выполнять какие-то её требования, а это сложно и слишком унизительно.

То есть абьюзер и не-абьюзер могут объективно быть в равном социальном положении. Более того, у не-абьюзера могут быть гораздо более серьезные проблемы — просто он с ними справляется как-то, а абьюзер нет.

Вы можете пойти на низкооплачиваемую работу к плохому начальнику — а абьюзер нет, унизительно.

Вы можете справиться с приступом злости на ребенка и выпить чаю с ромашкой — а мама-абьюзер нет, у неё нет уже сил и желания заботиться о чувствах ребенка.

Вы можете как-то принять, что не нравитесь всем девушкам — а абьюзер нет, это же значит, что он не такой классный, как он думал, это же больно.

И даже эта чрезвычайно тонкая грань на самом деле ещё тоньше.

Потому что вот у вас да, тоже есть проблемы, но вы же никого не абьюзили — да?..

Правда?

Одна из характернейших черт абьюзера — очень плохая и очень избирательная память.

Абьюзеры быстро и легко забывают любой вред, причиненный другим. А если и помнят его, то считают оправданным.

Да, я ударила ребенка, но я просто сорвалась, я спала всего два часа, что вы прицепились к молодой матери, все вы такие умные и знаете как воспитывать детей, и только осуждаете вместо того, чтобы помочь.

Да, я оскорбляла мать, но так вы посмотрите, как она меня абьюзила с самого детства, конечно я не выдержала её очередную мозговыносящую лекцию о том, какой у меня в комнате бардак.

Да, я ударил жену, так она на меня три часа орала, какой я нищий и что не уделяю ей внимания, а я работаю целыми днями между прочим.

И здесь границы полностью исчезают.

Жертва превращается в насильника ровно в тот момент, когда решает дать отпор.

Нет этой границы! Её невозможно провести.

И это — вторая фатальная ошибка, которые совершают те, кто пытается противостоять насилию.

Изнутри абьюза невозможно повести себя «хорошо», невозможно не причинить никому вред, потому что ТО, ЧТО ТЕБЕ КРОВНО НУЖНО, НАХОДИТСЯ У ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА.

Спокойный сон матери находится в руках её капризного ребенка.

Душевное равновесие ребенка, выросшего в абьюзе, находится в руках токсичной матери.

Самооценка мужа находится в руках истеричной жены.

В ситуации абьюза мир сужается, абьюзер не видит никаких вариантов, он хочет то, что нужно отрорвать с руками у другого.

Абьюзер — это ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НЕ ВИДИТ ИНОГО ВЫХОДА, КРОМЕ НАСИЛИЯ.

Если этого не понимать, насилие не остановить. Даже сам абьюзер не сможет себя остановить, пока он не поймёт, почему он делает то, что делает. И что не сработает сила воли, ты не остановишь руку от удара, когда увидишь недовольное лицо жены, что проблему решать надо сильно раньше.

И поэтому ни покорность, ни отпор агрессору никогда не помогают жертве.

Покорность сделает их просто доступной пищей, а отпор только повысит градус насилия.

И что самое искреннее раскаяние абьюзера никогда не остановит абьюз, ему нужно сначала научиться закрывать дефицит самостоятельно, а абьюзер и так в ресурсной яме, у него нет сил ни на что вообще.

Поэтому нельзя обвинять насильника.

Обвинение дегуманизирует, оно рисует перед вами образ монстра, а абьюзер не монстр.

Это близкий и любимый человек, который отчаянно нуждается в помощи, у которого трудный день, который сам понимает, какую глупость совершил и который сожалеет.

Но которому НЕЛЬЗЯ оказывать помощь, сочувствовать, поощрять его раскаяние и принимать извинения.

Если вы понимаете, что запускает насилие… не «извращенный внутренний мир», не «перверзный нарциссизм», а вот эта обыкновенная человеческая усталость, отчаяние, невозможность решить свои проблемы — и одно-единственное живое тело, которое не успело вырваться из-под «срыва»… вы сможете уберечься от него.

Но полностью вы убережетесь от насилия тогда, когда сможете увидеть и понять, как сами совершаете абьюз — увидеть, как один плохой день или «провокация» превращает вас в монстра, который «вполне имел на это право».

И когда вы поймете, что предотвращать насилие нужно раньше, сильно раньше — и когда поймете, в насколько более ранний момент нужно бежать из токсичных отношений — тогда вы и будете от него защищены.

Чтобы понимать насилие, нужно удерживать в голове одновременно две дикие и, кажется, абсолютно несочетающиеся мысли:

— что то, что насильник делает, это неприемлимо, невозможно, несправедливо и делать это не имеет права НИКТО;

— и то, что насильник — обычный усталый человек, живой, чувствующий и думающий, но в большом дефиците и не умеющий закрывать дефицит никак по-другому.

Ни одна мысль не отменяет другую. Ни одна не ложная. Обе — правда, и с ними обеими нужно как-то вместе жить.

И это чудовищно сложно.

Но только так можно защититься самому и защитить близких.

P.S. Ещё одна вещь, которую мне хотелось бы упомянуть.

Абьюзер ВЫНУЖДЕН насиловать, ХОЧЕТ насиловать, НЕ УМЕЕТ НЕ насиловать, или ПРОСТО МОЖЕТ насиловать?

Всё одновременно. Все эти пункты взаимоподдерживают друг друга.

Желание формируется на основе удачного опыта. Получилось ударить жену и не получить за это уголовку? В следующий раз в такой же ситуации очень захочется ударить её, очень.

Удовлетворять свои потребности легитимными способами абьюзер сначала не очень-то и умел (а если умел, то плохо и очень много за это платил), но по мере удачного опыта применения силы у него совсем потерялись навыки ненасильственного решения проблем.

Абьюзер впервые взялся за насилие, потому что там и тогда он не видел никакого другого способа решить проблему, он был вынужден. Но дефицит никуда не исчез, и всё равно ему приходится повышать голос или поднимать руку, потому что, см. выше, он не умеет и не хочет учиться делать это по-другому.

И разумеется, всё насилие возможно только там и тогда, когда рядом есть живое и тёплое тело, которое после первого раза не ушло. Любящий близкий, да.

Гранатовый Сад [психология & more]


Posted in Психологи не шутят ))).

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *